marinayomyom
счастливая
В субботу в оперном показывали "Огни большого города" с оркестром Спивакова. Было волшебно! Чаплин такой хороший, Спиваков такой импозантный, и мы с мамой как студенты сидели на жутко неудобных ступенях, и мне все вспоминалось, как я была совсем маленькая и ходила в оперную студию. И мы то пели, то танцевали, и мне так нравилось, а мама так мной гордилась. Мы пели партию в "Сотворении мира", и в одном из кульминационных моментов нужно было взять ля второй октавы, и у нас была только две девушки, кажется, которые ее вытягивали, и я ими безумно восхищалась, они казались мне какими-то героями с недостижимыми способностями.
В "Волшебной музыке" нас было четыре скрипочки-девочки, мы выстраивались друг за другом на сцене и повторяли заученные движения: водили туда-сюда бутафорским смычком. Все боялись сбиться и смотрели на самую главную девочку, на первую скрипочку, она стояла самая первая, ее видел весь зал, но ей не у кого было подсматривать движения, она должна четко заучить каждый взмах рукой.
Сначала я стояла самой последней, жутко волновалась, дрожащей рукой рисовала зигзаги в воздухе, осторожно поворачивалась на тумбочке. А потом меня неожиданно поставили первой скрипкой.
Вот это мгновение. Мы стоим за кулисами, где-то за бесконечными слоями пыльных драпировок звучит музыка, мы готовимся к нашему выходу. Девочки-скрипки натягивают тугие черные трико, потом поролоновые скрипки, размером с контрабас. Вместе с педагогом на счет "раз, два, три, четыре...." оттачиваем движения. На счет раз - нужно поднять руку, на счет два - отвести ее в сторону...
Мы уже почти готовы, занавес закрыт, сейчас закончится антракт и начнется второе действие. Мы уже стоим на тумбочках, с которых, кстати, невероятно легко свалиться. И вот наконец звучит увертюра. Тяжелый занавес медленно отходит в сторону, на нас смотрят сотни глаз, где-то там в зале сидит моя мама. Я осторожно начинаю двигать рукой со смычком, сейчас так важно не ошибиться, ведь весь зал смотрит на меня, да и кроме того сзади стоят три девочки, которые копируют каждое мое движение, ни в коем случае нельзя их подвести! Я тщательно считаю про себя: "Раз... Два... Три... Четрые..."
А еще солдатики в "Кармен". В самом начале оперы словно грибы из-за заборов выскакивают маленькие солдатики и поют свою песню. И мы никогда не переодевались полностью, надевали только мундиры и головные уборы, а все остальное было скрыто забором, дети сидели кто в парадных юбках, кто в сползающих шерстяных колготках.
Самым волшебным было остаться в театре и носиться по длинным коридорам, вбегая в пустые танцевальные классы и тетрально тянуть носочки у зеркала, воображая себя балериной и одновременно ужасно бояться, что кто-нибудь сейчас застанет тебя здесь.