• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:51 

день 68

счастливая
Вот уже третий день, вернувшись в Израиль, я все сижу и жду, пока получится рассказать о поездке домой. Хочется ничего не забыть, и рассказать, как мы с Катей в английском кафе пили чай, я - с листьями дерева гинкго и пассифлорой, Катя - с алычей; как бабушка варила мне малиновое варенье в дорогу и в доме пахло ягодой и жженым сахаром; как я зачитывалась балтийской мифологией и в какой-то момент переставала понимать, что я прочитала, а что придумала сама; как мы с мамой делали вафли в старой советской космической вафельнице, грызли их и смотрели старые пленки; как Сережа с Олей привезли мне перед отъездом торт с совой, сделанный специально для меня, и мы сидели в парке на набережной ночью в летнем кафе, попросив разрешения у охранника, и как потом полночи с С. И. по очереди бесконечно провожали друг друга домой, а потом утром ели арбуз; как с С. Л. прятались от дождя в переходе и разговаривали за все время (два года не общались? больше?) и про то, как предчувствуя отъезд я рисовала в ежедневнике поезд.
А еще про то, что у папы дома как и много лет назад пахнет блинчиками со сгущенкой; как во всем доме и во дворе отключили свет, и ребята, сидевшие на площадке, дружно включили мобильные телефоны и потянулись к арке, превратившись в эльфов-блуждающих огоньков, и как в Александровском саду по воскресеньям играет духовой оркестр, а на площадке пожилые пары танцуют вальс, а на скамейке у клумбы сидит немолодой дядечка в военной форме, держит в руках радио и слушает, и на минуту на свободное место рядом с ним присела дама в красном бархате, и они смотрелись отличной парой.

Я где-то потеряла свое вдохновение, и теперь мне немедленно нужно искать новое для того, чтоб не потеряться самой.

@темы: yom yom

21:02 

день 69

счастливая
Шабат шалом!


@темы: pics

23:48 

день 70

счастливая
Я люблю приезжать на море вечером, перед самым закатом. Здесь солнце садится очень быстро, не успеешь оглянуться - темно-малиновый диск уже наполовину утонул. Вечером приятней, устало-суетливо, разморенные жарой тела оживают. Из бара доносится какой-то турецкий мотивчик с ивритскими словами, мне навстречу идет меланхоличный парень в шароварах с портретом Боба Марли, он прямо на ходу играет на гитаре и что-то поет себе под нос. Я иду по загорелой коже песка, у меня длинная голубая юбка, в руках лимонад. Собаки носятся по уши в воде, а некоторые просто стоят и с наслаждением ждут, пока хозяева поливают им спинку морской водицей. К вечеру по всему пляжу руины песочных замков, крепостей и целых городов. На выходных по вечерам тут как всегда собираются ребята с дарбуками и прочими инструментами и вообще любыми предметами, способными издавать звук. Ребятами я их называю очень условно, потому что это это - разношерстная компания начиная от обаятельного дядьки с повязкой в седых волосах и пузиком и до маленькой эфиопки в белом платьице и с двумя кудрявыми хвостиками. Ребята стучат в ритме сердца, я сижу прямо за ними, закрываю глаза и слушаю, нет, впитываю в себя ритм - это, наверное, какой-то первобытный инстинкт.
На улице уже совсем темно. Море сине-фиолетовое, а барашки волн - розовые от уличных фонарей.








@темы: pics, yom yom

22:20 

день 71

счастливая
Вчера ездила в Иерусалим - все-таки законный выходной после тяжелой трудовой полунедели. Гуляли по рельсам старой железной дороги, пробовала гранаты, срывая прямо с дерева - зрелые, сочные. А на обратной дороге вскочила на первый автобус после выхода шабата, автобус шел от Стены плача, я даже и не заметила, что оказалась единственным представителем светской части города, и только устроившись на первом же свободном сиденье обнаружила, что меня окружают мужчины в черных лапсердаках и штреймлах. И мне внезапно стало ужасно неловко за мои голые коленки, и пришлось срочно ретироваться в конец автобуса, где сидели женщины, и тихонько конфузиться до самой до своей остановки.
А сегодня я хотела написать о том, как я умудряюсь радоваться такой работке, от которой все остальные наши тетки умирают от усталости и желчи, а все потому что я каждый раз пью после обеда стакан лимонаны, а сегодня давали чудесный десерт из пасифлоры. Но весь мой оптимизм развеялся, как только стало ясно, что работа задержала меня на полтора часа, я опоздала на почту и не смогу получить приятные посылки, радующие глаз.
Хотя я все равно утащила из гостиницы тапочки, так что 1:1 :)

@темы: yom yom

22:22 

день 72

счастливая
В ранней утренней раобте есть один очень существенный плюс: ты начинаешь день вместе с солнцем. Открываешь глаза, еще с трудом понимаешь, где ты и тем более который час, и поэтому смотришь в окно, чтоб определиться хотя бы со временем суток. За окном - мягкий розовый свет - солнце тоже открывает свои лучистые глаза. Встаешь с кровати - верхушки многоэтажек уже светятся персиковым золотом. А когда выходишь из подъезда - солнце тоже выходит из-за гор, из-за тех, что далеко-далеко, и ты тоже стоишь на вершине горы, на самой высокой точке своего города и вместе с солнцем начинаешь свой путь.
И по утрам Хайфа похожа на огрмный шарик мороженого. Дома, улицы - нерастаявшие кусочки, залитые золотистым солнечным коньяком, над ними - пена облаков, тает и растекается по необъятной голубой креманке, а венчает все это великолепие ложка клюквенного варенья - красный шар, такой ясный по утрам, пока нет жаркой дымки.
Мой кусочек - определенно самый вкусный, я улыбаюсь кондитеру-вселенной и спускаюсь по лестнице к автобусной остановке.

@темы: yom yom

09:53 

interesthings

счастливая
Что может быть милее неожиданного выходного?
Доброе утро!


@темы: inspiration, interesthings

22:45 

день 73

счастливая
Поддавшись многочисленным восторженным откликам вокруг, прочитала две книжки Фэнни Флэгг. "Жареные зеленые помидоры" мне понравились, это история о том, что я так люблю, - маленьком провинциальном городишке и его обитателях. Я всегда больше любила такие уютные места, они гораздо более искренние и красивые, чем переполненные толпами туристов исторические гиганты - наверное поэтому, заросшие виноградом и яблоками деревни Аквитании мне понравились гораздо больше Парижа, и настоящую Францию мы увидели именно там - на кухне у Клодин, с ее фасолью, мятным молоком, камином, собакой и бамбуком на заднем дворе.
А вот "Рождество и красный кардинал" не впечатлила меня совсем. Поначалу было довольно живописно, но как-то приторно, а под конец мне и вовсе показалось, что меня окунули с головой в сахарную вату. Слишком-слишком сладко.
А еще я открыла для себя идеальное сочетание цветов для Хайфы этого времени: это светлый лимонный хаки рядом с коричневым, как ствол засыхающей пальмы, только светлее. И нет ничего прекрасней, чем эти два цвета рядом на фоне бесконечной зелени и белых каменных стен. Поэтому я немедленно ищу себе платья идеального цвета, чтоб носить их в этом городе в начале осени.

@темы: books, yom yom

01:55 

день 74

счастливая
Мне мало беготни на работе - я поехала в Иерусалим, чтоб целый день кататься на велосипедах. И так и было: мы завтракали в "Ароме" омлетом, салатом и авокадо, кофе и божественным яблочным пирожком. Потом катались в Ган Сакер по песчаным тропинкам или срезая дорожки по траве, и тогда под велосипедными шинами шуршало "шр-шр-шр", взбирались в горки и с ветром слетали с них, через Гиват Мордехай и Рехавию, где я заглядывала в каждое тенистое окошко, заросшее плющем и сквозь сад, где лопаются уже гранаты, и в каждом окошке представляла себя, и по чудной новой велосипедной дорожке, которая открылась на месте старой железнодорожной станции и идет вдоль путей. На сами рельсы проложили деревянную пешеходную дорожку, и вдоль всего пути стоят старые семафоры, и можно ехать и представлять себя старым поездом Иерусалим - Тель-Авив-Яффо. На дереве застрял чей-то желтый воздушный змей, а на другом стволе кто-то превратил спил в большую черную африканскую маску с закрытыми глазами.
А вечером воздух тяжелый, влажный, горячей. На улице пахнет розмарином.
И еще я прочитала "Жутко громко и запредельно близко" Фойера. И по-моему это очень круто.

@темы: books, yom yom

22:14 

день 75

счастливая
В Израиль неожиданно пришла осень.
Осень в Израиле - это когда еще тепло, но солнце встает уже позже тебя и начинают идти дожди.
Первый раз я увидела дождь в пятницу. Я была на девятом этаже и почему-то таращилась в окно вместо того, чтоб работать. Осень пришла за полминуты. Неожиданно со стороны моря подул сильный ветер и вдруг поползли клубы тумана, серые, дымные. Они неслись с невероятной скоростью и быстро-быстро затянули весь город, они сплелись в одно и превратились в большой серебристый пушистый свитер, который Хайфа натянула на себя через голову - начиная с верхушки горы Кармель. Горловина оказалась слишком узкой и мы все оказались одеты в этот теплый свитер, совершенно не представляя, что происходит снаружи. С моего девятого этажа я не видела даже земли.
И тогда пошел дождь.
Самый настоящий, благословенный, дождь-добрый знак. Сыпался на нас с небес, пугая и радуя громом и крупными хрустальными каплями. И больше всего мне хотелось выскакивать на балкон, махать руками, подпрыгивать, промокнуть, кричать "дождь, дождь!", но рядом никого не оказалось, и пришлось ограничиться тем, что во время обеденного перерыва я подходила к каждому и, вглядываясь прямо в глаза и захлебываясь от восторга, спрашивала "Вы видели, что там происходит снаружи? Видели, видели?!"
Тучи растворились так же быстро, как и появились. С высоты моего девятого Хайфа мне открылась удивительной - сведей, умытой, сияющей. Дымки над морем совсем не было - никогда не видела такого четкого горизонта. С моря гудели пароходы - из дома не слышно, а с работы слышу всегда.

И теперь я готовлюсь к осени. В магазинах выбираю себе уютные замшевые юбки цвета ржавчины и веселый желтый дождевик. Через пару дней у нас новый год, а это значит яблочный сидр с корицей и гвоздикой, и еще это значит - новый год. Мой новый год в Израиле.

@темы: yom yom

22:34 

день 76

счастливая
Говорят, что новый год будет именно таким, каким ты его встретишь. Не знаю, работает ли эта поговорка относительно еврейского нового года, но я склонна верить, что все хорошее сбывается.
Новый 5772-ой начался чудно. Я успела побывать на ресторанной кухне и разузнать все секреты шеф-повара, побродить по темным залам закрытого кафе, в абсолютной темноте поднимаясь по узкой лестинце в vip-зал, где окна выходят на улицу, а за стульями прячутся статуэтки африканского племени.
А потом я зажгла свечи и все было по-настоящему: вино переливалось через край бокала; были яблоки и хала в меду, только один раз в году; и все на столе было сладкое, даже рыба была в меду; и яблочный напиток с корицей и анисом приятно согревал, а когда он заканчивался - можно было съесть чашку; и пальцы от граната становились желтыми. И год у всех нас будет сладким, конечно, мы будем в голове, а не в хвосте, и заслуги наши умножатся как зернышки граната.

Да и вообще, какой подарок может быть милее отпуска с работы на целую неделю? :)






Фотографии (c) Honsu

@темы: yom yom, pics

21:38 

день 77

счастливая
Цфат - это один из тех городов, куда все время хочется вернуться. Вернуться в его старый город, где на белокаменных стенах видны остатки небесно-голубой штукатурки, где ставни и деревянные двери в воротах тоже выкрашены лазурью и ультрамарином, от чего в городе так легко дышится; где можно срывать виноград из проемов арок, он несладкий, но спелый, налитый солнечным светом, золотой; где во дворах перестукиваются колокольчики от ветра - деревянные, медные, - подпевают мелодии города; где каждый рисунок на стенке или будке с проводами - это окошко в другой мир; где женщины садятся в машины и уезжают на работу, а папашки с детьми стоят у крыльца и машут им руками.
Мы встречали рассвет на крыше прекрасного недостроя - даже кажется удивительным, что тут, в Цфате, тоже есть объекты урбан-романтики, которые я так люблю. Когда я оказываюсь в таких местах, всегда вспоминаю конец первого курса, когда мы только освоились в Вильнюсе, как-то приехали в Минск на выходных и вместе с Сережей, легендарным Сычевым, Пашей и Лизой встречали рассвет в таком же полупостроенном доме. Это была весна, ночи были очень холодными, мы разожгли костер, благо, деревяшек и прочих стройматериалов хватало, сидели рядом, ждали солнца и вслух читали русско-литовский разговорник, познавая неведомый нам язык.
На верху города есть парк, в котором мы нашли невероятную пещеру. Входить туда страшно, в абсолютной темноте не слышно ничего, кроме шагов того, кто рядом. В конце - колодец с маленьким окошком света в потолке. Акустика там - идеальная, от звуков кружится голова. Хочется, чтоб время остановилось, хочется стоять в самом центре и слушать тишину.
На завтрак - кофе у маленького ресторана, мы за столиком в тени, а прямо перед нами - деревянные двери, снова пронзительно голубого цвета.

В прошлый раз, когда я была здесь, меня принимали за одинокую туристку. Я знала на иврите слова "здравствуйте", "спасибо" и "соль". Я попала в гости к престарелому ортодоксу, ела фаршированную рыбу, пила вино и в первый раз увидела маленькие дома старого города - настоящие пещеры
В следующий раз я обязательно покажу фотографии.
А в этот раз со мной были очень милые, хоть и очень уставшие люди. Моя кривая антисоциальности снова неумолимо ползет вниз к своему отрицательному значению :)

@темы: yom yom

23:17 

день 78

счастливая
Осень все-таки побеждает, берет свое.
У меня появляются новые свитера, море похоже на ртуть, воздух по утрам холодный, холодно просыпаться и выпускать кончики пальцев на ногах из сонного теплого плена одеяла ступать на холодную плитку.
Мы едем из центра на север ранним-ранним утром, когда мы выезжаем, еще нет шести часов.
У Андрея теплая клетчатая рубашка, я тоже ужасно хочу себе такую, но пока молчу. У меня - чернильного цвета вязаная накидка, я кутаюсь в нее, включаем в машине печку.
Слева - темное небо, стянуто тучами такого же цвета, как моя накидка. Выглядит грозно, глухо, по-ночному, по-совиному. Справа - рассвет. На весь пейзаж из окна как будто положили оранжево-фиолетовый градиент из стандартной палитры. Солнце еще низко, оно прорывается сквозь деревья, дома на горизонте, светит вспышками и вспышками освещает лицо Андрея - я смотрю на него, и мне кажется, он похож на лампочку, которая то вспыхивает ярким золотисто-оранжевым светом, то гаснет в каком-то определенном ритме. Я пытаюсь его поймать, проговорить про себя, но он теряется, и мелодию я не слышу.
Ровно на самой середине пути из Петах-Тиквы в Хайфу - прямо на берегу, кажется, электростанция. Она больше похожа на инопланетно-космическую стоянку - огромная плетеная конструкция усыпана огоньками и рядом даже есть причал - он уходит в море как в космос.
А вечерами у нас ужины: мы то совсем наглеем, и запиваем вином сырокопченую колбасу, то варим курицу в волшебном зелье. Зелье бурлит и пузырится, и наш ужин становится фиолетового цвета, совсем как те облака рано утром.

Так много всего изменилось. Я немножко чувствую себя фойеровским Оскаром Шеллом. Правда, его волшебная изобретательность досталась не мне, но зато кому-то, кто теперь очень близко. А у меня есть ключ. У Оскара был конверт и "Блэк", и в конце концов он нашел то, что искал. У меня пока нет ничего, что подсказало бы мне, какие 11 тысяч дверей нужно попробовать им открыть, но я бережно ношу его на связке с ключами и знаю, что когда-нибудь я тоже дойду до самого финиша.

@темы: yom yom

01:43 

день 79

счастливая
В этом весь Израиль - никто не относится к погоде одинаково. Осень и весна, этот демисезон, такие неоднозначные, что все воспринимают их по-своему. Есть те, для кого ветер уже холодный (это я), и они отправляют босоножки в шкаф, надевают мягкие сапожки, прячутся в куртки и кардиганы и покупают меховые уши. А есть те, для кого солнце еще яркое, и они ходят по улице во вьетнамках, майках и шортах.
В феврале - наоборот. Школьницы надевают угги к легким платьицам, но их можно понять - им тоже хочется почувствовать зиму.
Зато у меня в наушниках играет мое любимое радио, я улыбаюсь и смотрю по сторонам. На козырьке кафе спит кот - прямо как у парижской "патисьери". Я поднимаю руку и встаю на цыпочки - так достаю до ветки, срываю цветок с дерева и вплетаю в волосы. Он потом улетит, когда я буду переходить дорогу, но до самого светофора я распускаюсь, я дарю себя прохожим.

@темы: yom yom

23:12 

день 80

счастливая
Мы - морские котики, капитаны дальнего плаванья, исследователи, охотники за сокровищами.
Мы дышим просоленным воздухом, мы впитываем его легкими, кожей. Ветер путается в волосах, они становятся жесткими, лохматыми, солеными, сами завязываются в пучок - я израильтянка.
Облизываю губы - соленые.
Вода здесь невероятно чистая, темно-лазурная. Мы идем по маленькому причалу, где привязаны лодки, а мужчина с мальчиком ловят рыбу. Рыба стоит прямо у самой кромки воды - косяками, темными облаками в воде, стоит дымом в воде и колышется от ветра. Я боюсь их спугнуть - и тогда блестящими смоляными спинами они сверкнут и пропадут под каменным берегом.
Лодки тоже пахнут рыбой - они покрыты крупной плотной сеткой, но ворон все равно чувствует запах изнутри, он садится на сеть и пытается разорвать ее своим угольным клювом. Он такой лохматый и взъерошенный - похож на нас, мы как птицы на сильном ветру, нам не победить его, и он несет нас, подхватывает в свои вихри, а нам остается только расправить крылья и поддаться течению.
Руины тоже просолены до самого своего основания - Кейсария - спускаемся в город по самому обрыву и со смотровой площадки - в море, куда не пойдет ни один турист, только местные дети и одинокая белая цапля ловят рыбу. Мы снова как птицы - как цапля - осторожно перешагиваем с камня на камень, перепрыгиваем, где вода шире чем шаг, забираемся на самые высокие вершины, где ветер такой сильный, что, кажется, вот-вот сдует.
И потом начинается дождь. Мы прячемся под крышей на Кошачьем дворе - חצר החתולים - кажется, все коты тоже спрятались от дождя, только один украдкой доедает свой корм, смотрит на нас с опаской.
А потом мы снова спускаемся к самому морю - весь берег усыпан ракушками, мы зарываемся в самый песок, чтоб найти самый красивые - песок везде: между пальцами, в отворотах брюк, в волосах, в обуви - и мы вознаграждены самыми красивыми ракушками со всего побережья. Мы складываем их в сокровищницу и будем беречь, чтоб довезти до самого дома, чего бы это ни стоило.

И день такой длинный, и воздух такой соленый, и мы такие счастливые. И мой золотой компас указывает на юг.

@темы: yom yom

23:24 

день 81

счастливая
- На улице так холодно, я вернулась взять пиджак, - говорит гостья в отеле. - Здесь такая погода, никогда ее не угадаешь, так быстро она меняется.
- Это Израиль, - я понимающе киваю.
Эта женщина - первая в жизни встреченная мной бахаи. В возрасте, седые волосы, короткая стрижка, приятная внешность, аккуратный английский, вежливая, улыбающаяся. В номере - штатив, занавески всегда распахнуты, балкон с видом на залив и на порт. На столе - разноцветные четки и амулеты и бахайские молитвенники - на обложке причудливые рисунки и надписи.
Погода и правда меняется. Сильный ветер с моря. Оно неравномерное, мятое, похоже на целлофан или бумагу, волны у берега - лохматые, потрепанные оборванные края, бесконечные частые барашки по всей поверхности - как изломы, царапины, следы рук, которые мяли бумагу, прожилки, катышки. Отсюда сверху сильно видна разница глубин и платов воды - море то синее, то темно-зеленое, то черное чернильное, а то ржавое рыжее. Если стоять у самой воды, видно как ветер срывает пену с волн и кажется, что воды дымится.
И ветер принес дождь. Туман медленно ползет по горе Кармель, вплетаясь между домами и деревьями. Здесь зелено, и он похож на новогоднюю вату между еловыми лапками, которая изображает снег в праздничных украшениях, или на крем в торте "Наполеон", который густо стекает между коржами, пропитывая сладостью.

В такую погоду лучше всего пишутся сказки.

@темы: yom yom

14:00 

день 82

счастливая
Израильская зима прячется в темноте, в сумерках, в ночи. Сначала мы поднимаемся на автобусе по Мории, и в какой-то момент в правое окошко сквозь ряд домов прорывается заходящее солнце - огромный красный шар, - и все как по команде поворачивают голову вправо, и лица освещаются медным светом, будто от красного или желтого света светофора. Потом красный шар ныряет в кисельное небо, а высоко над горизонтом появляются розовые разводы-облака - будто кто-то опустил кисточку с краской в небо, но еще не перемешал ее, и краска начила медленно растекаться в податливой массе, оставляя за собой причудливые следы. Еще минут десять - и кто-то взболтает небо-стакан, и вся краска равномерно растворится, и небо приобретет знакомый художникам синевато-серый оттенок.
И тогда немедленно появляется зима. Она появляется резко, неожиданно, догоняет меня на полпути к дому, заставляет сильнее кутаться в шарф и жалеть, что не надела перчатки.
H&M, наверное, единственный магазин в Израиле, который напоминает нам про европейский новый год - в витринах олени, заснеженные ветки и золотые елочные шары. В автобусе (внезапно!) вижу женщину в шубе. Конечно, она гогворит по-русски - израильтяне видят такие шубы только на барахолках в старом городе в Иерусалиме.
И у нас есть целая ночь, чтоб пережить зиму, чтоб слушать, как поют шакалы под окном, как завывает ветер.
А утром, стоит только первым лучам света пробиться из-за гор - зима снова отступает, она не любит свет. И можно выходить из дома, срывать клемантины с дерева под окном, забираться на крышу с чаем и греться под ласковым зимним солнцем.

А когда хочется настоящего снега - не обязательно ехать на Хермон, можно достать волшебный камень, который прячет в себе снег с самых вершин гор. Если смотреть в него внимательно - можно увидеть, что внутри него спрятаны безоблачное голубое небо, какое бывает только в горах, солнце, замерзшее навсегда в кусочке льда и снег - много-много снега, и каждая его снежинка прячет в себе солнце, и снег светит, слепит, бесконечными золотыми искрами, и даже слышно, как он хрустит, если наступать на него.
Прислушайтесь.

""
""

@темы: pics

23:41 

день 83

счастливая
Мы едем на север. Рельеф и высоты вокруг изменились и виды вокруг абсолютно танахические - библейские: горы, камни, редкие низкие деревья, небо низкое и серое. Дорога идет то вверх, то вниз, мы только что поднялись на гору и теперь перед нами открывается вид на всю долину, впереди - горы, все дальше и выше, прячутся в дымке, серо-зеленые, мшистые. Внизу - перед нами рассыпались разноцветные домики какой-то арабской деревни - розовые, желтые, зеленые, похоже, будто мы смотрим на нарисованный город, вырезанный из бумаги и составленный в пластическую конструкцию, как в детских книжках, где ты открываешь разворот - и перед тобой вырастает целый мир, который прятался между страниц, пока книга была закрыта, и вдруг явился перед тобой, открыл ворота, доступные лишь для избранных. И мы ныряем в этот нарисованный город, проскальзывая сквозь его страницы. На выезде - начинаются поля, справа пасутся коровы, слева - лошади. Они все теплых шоколадных цветов - бронзовые, ржавые, медные оттенки. Дорога петляет и приводит нас в маленькое поселение - Амирим. Нас ждет наш домик - весь построен из дерева, теплый и уютный. Здесь раньше становится холодно и он прячет нас и согревает до утра.

А утром - солнце заглядывает в наши окна, прорывается сквозь жалюзи, заставляет распахнуть окна и выйти на балкон с вином и фруктовым салатом. Деревянный пол нагрелся - можно идти босиком. К нам на балкон приходят гости - все окрестные коты. Они ласковые, бродят по домику в поисках еды, потом устраиваются на балконе, подставляя бока солнцу.

А мы едем дальше. На лобовое стелко упала веточка с сухими листьями - это так по-осеннему, и она будет напоминать мне об осени и холодном ветре, пока ее не сдует на резком повороте.
Теперь мы останавливаемся у горной речки - это Снир, я уже третий раз в этом месте, кажется. И здесь снова осень - в воде плавают золотые листья, а в воздухе - паутинки.
После остановки - только вперед, все выше и северней: мы едем на Хермон. Дорога становится все более извилистой, перед нами снова горы, теперь они глотают нас. За окном вдруг - зима, воздух холодный, изо рта идет пар, и щиплет в носу. Снега по-прежнему нет, но снегоходы выстроились у въезда и строители тестируют фуникулер. Я пока еще совершенно не представляю снег в этом месте, но очень хочу увидеть. Пока я меняю тельняжку на теплый свитер и мы поднимаемся вверх, карабкаемся по склонам, топчем дорожки, рассматриваем мох и необычные камни. И прямо перед нами заходит солнце. Мы поспешим спуститься, чтоб не ехать по серпантину в полной темноте, и уже потом, когда стемнеет, снизу, с дороги, огоньки этих поселений на горном хребте будут казаться гирляндой, натянутой вдоль улицы.









@темы: yom yom, pics

23:31 

день 84

счастливая
А у нас Ханука! Настроение - невероятно праздничное. По дороге к Андрею захожу в Азриэли - торговый центр переполнен. Людей невероятно много, все спешат, суетятся, праздничная толкучка. У самого входа стоит очередь к билетному автомату на поезд, по проходам снуют дети и их родители, увешанные сумками с ханукальными подарками. Детишки подлетают к каждой яркой витрине, рассматривают, широко распахивая глазки, перебирают лапками кто мягкие игрушки, кто самые технологичные девайсы. Воздух гудит - и я мгновенно забываю, как меня клонило в сон в поезде. Внизу представление для детей - ведущие в костюмах оленеводов зазывают детей и их родителей - через пять минут зажигаем вторую ханукальную свечу! Оформленно по-новогоднему - ведь нам, избалованным солнцем, тоже хочется снега, и здесь его хоть отбавляй: пушистые блестящие снежинки на окнах, шатер, украшенный еловыми ветками и фигурками оленей, рядом - искусственный лед и искусственные полыньи для ловли рыбы, а еще левее ведущая дарит детям маленьких снеговичков на палочке. В какой-то момент включается машина, пускающая в воздух искусственный снег - эти крохи наверное еще ни разу не видели настоящего снега, они еще такие маленькие. А по радио говорят - на Хермоне идет снег. Настоящий. И я снова мечтаю увидеть его именно здесь, и увидеть тот самый кактус, покрытый снегом. А пока я покупаю в страшной толкучке суфганийот - ханукальные пончики - с фисташками, халвой, кадаиф и классические с клубничным вареньем - и везу их ребятам на съедение.
Счастливой Хануки! )

04:00 

день 85

счастливая
Выходной - это всегда как маленький праздник. Я ждала его целую неделю, и когда заканчивается рабочий день (удивительно бездельный и приятный в этот раз), выдыхаю: выходной. Я в Петах-Тикве. Засыпая, мечтаю: завтра просплю весь день. Но в 9 утра меня будят голоса: конечно шумные Леша с Костей. Выхожу на кухню, ворчу: все те же лица, но в этот раз совсем не злюсь - выспалась. Мое утро начинается с молочного коктейля (порция молока, два яйца, взбитые с сахаром, палочка корицы, гвоздика, бадьян, медовый ликер, все подогрето и взбито) и Вивальди - я ищу идеальные сочетания. Такие как это молоко и скрипка, или такое как Кортасар и бессонница. Я читаю его "Rayuela" - "Игру в классики", и мне хочется, чтоб книга никогда не заканчивалась. Сначала Париж, бесконечный дождь и запах сырости, тесные комнаты, свечи и джаз, потом - Аргентина, невыносимая жара (как у нас летом?), белье, перетянутое между двумя домами через улицу, плетеные стулья, мате и "кладбище слов". Я читаю ее не слыша ничего вокруг, проваливаюсь, топчусь рядом с ними на безопасном расстоянии, подсматривая, погружаюсь, я могу идти по улице, зачитываясь, листая страницы на телефоне, и врезаться во встречных прохожих или скамейки - хотя чаще в прохожих: я достаточно хорошо знаю дорогу домой, чтоб научиться нутром чувствовать все встречные препятствия.
Днем Леша кормит меня супом - я выбираюсь с пиалой на улицу и сворачиваюсь клубочком на диване прямо на солнце - дом насквозь продрог и только здесь я снимаю шарф и рубашку: жарко, расслабляет.
А мятный кальян навевает грусть - он невероятной вкусный, легкий, воздушный, прохладный, запоняет легкие и голову прохладной грустью, впускает мысли - бледно-зеленые, густые, но свежие.

И вечер близится, и завтра на работу, и дома мы зажигаем три свечи - третий день Хануки.

@темы: books, yom yom

13:51 

день 86

счастливая
В Хайфе, когда иду по улице Антке домой, каждый раз вижу что-то вроде огромного кипариса или можжевельника. Он растет чуть ниже дороги, как раз на уровне глаз, а с ним переплетается удивительно красивое растение с разноцветными листьями - белыми, оранжевыми, темно-розовыми. Это ужасно похоже на новогоднюю елку, и вместе с холодным ветром и зимним солнцем получается новогоднее настроение.
А в саму новогоднюю ночь мы с Андреем отчаянно сражаемся с обыденностью и никому ни слова не сказав сбегаем от скучных гостей и от тазиков невкусного оливье прямо к морю. Мы в Кейсарии - в чудном месте, где на пляже у самой воды растянулся старинный акведук. У моря сильный ветер, мы прячемся под одной из арок моста. Я надеваю барашковый свитер и заматываю на шее теплый плед-шарф - вся похожа на медвежонка. Свет дают два факела в песке, тепло - тлеющие угли. Мы сидим у самой древней стены, где так приятно проводить рукой по ее пористым желтым камням, выкуриваем по новогодней сигаре и смотрим на море - сегодня оно неспокойное, ночью видны только гроздья пены из темных чернил и слышно "шшшш", а вдали где-то стоит баржа на якоре, она так светится огнями, что кажется будто пожар.
До начала нового года - минута, мы открываем розовое шампанское, пробка с выстрелом улетает куда-то в море, по радио слышны гудки - знак начала нового часа и нового года, и мы загадываем, чтоб следующий год был такой же, как и его первая ночь - שנה אזרחית חדשה טובה - счастливого гражданского нового года!

Первое утро - золотое. Солнце только-только показывается, окрашивает облака в розовый и желтый цвет, бросает золотые блики на воду, вычерчивает светлые лучи в небе. Над водой носятся чайки - маленькие и белые они похожи на кусочки морской пены, вырванные ветром и подброшенные в воздух. Теперь светло и мы можем подняться на акведук и, пока ветер нас не сдует, всматриваться вдаль, в горизонт, в море.

Счастливого начала! И не теряйте умение удивляться :smiletxt:


@темы: pics

чтоб не забыть

главная