Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:28 

день 99

счастливая
Ехала к папе в Полоцк. Дорога казалась мне абсолютным кошмаром. Окна запаяны насмерть, кружевные занавесочки мне знакомы с самого детства, и, наверное, палочка, на которой они держатся, обязательно выпадет, если попытаться раздвинуть или задвинуть эти занавески. Кажется, в тамбуре кто-то курит, потому что тянет сигаретный дым, этот невыносимый запах в замкнутом пространстве.
Но потом, отдышавшись у единственного открывающегося окна, я поняла, что Мариенгоф был лучшим выбором в поезд. Книга о Есенине как нельзя лучше подходила к пейзажу за окном: деревни, маленькие эти покосившиеся домики, березы по колено в талой воде, тусклые ржавые поля; и это был мне ключ, как относиться ко всему происходящему и ко всему, что я вижу. И тогда, вдруг, в подтверждение моей правоты вместо какого-то треша по радио Арбенина запела Цветаеву.






@темы: pics, yom yom

02:38 

дни 98

счастливая
Ничего не пишу, потому что не получается. Дни вязкие, не разделяются, сливаются в один огромный "временной отрезок". Во всей этой поездке доминирует тотальное недопонимание. Вот этот город, родной и знакомый, но погребенный под грудой мрамора, гиперболические дворцы, величественные ступени мавзолея у обычного гастронома, пост-советский реализм, все огромное - широкие улицы, светофор отсчитывает 48 секунд - и мне не хватает их, чтоб перейти дорогу. У нашего дома по ночам всегда тихо, деликатно светят фонари, создают мистическую дымку. Вот эти люди, которые боятся самих себя, которые не говорят правду и впадают в спячку; те, что даже не знают, что бывает что-то еще и не пытающиеся узнать. Вот эта погода, когда вдруг в апреле идет снег; я как вампир наоборот: пока здесь холодно, я с трудом выхожу из дома, да что там, из кровати даже, а вот сейчас наконец появилось солнце, и теперь можно смотреть на него и шуриться, оно все еще зимнее, но уже солнце.
Все наполнено холодом - мы пьем глинтвейн с ромом, медовый сбитень и бесконечный чай в маленьких заварочных чайниках, стаканы воды у кровати, смородиновый рижский бальзам.
Я даже не знаю, кажется, мои розовые очки не видят в темноте совсем.





@темы: yom yom, pics

22:42 

внеочередное разговорчивое

счастливая


Меня читает больше ста человек, а я совсем не знаю большинство из вас. Читатели! Хочу срочно со всеми знакомиться. Напишите мне в комментарии что-нибудь, хочу знать как вас зовут ну и все остальное о себе, что вы сочтете нужным рассказать :heart: Фотографии и прочий спам приветствую)

А меня зовут Марина, мне 23, я живу где-то между Израилем и Минском. Иногда я рисую куклам новые лица и вообще живу в каком-то параллельном мире. У меня есть парик прекрасного изумрудного цвета, говорят, он мне даже идет :) А еще я только что наконец завела Инстаграм и хочу за вами подглядывать. Там меня зовут точно так же как и здесь: marinayomyom, а как зовут там вас?



Привет ;)

запись создана: 13.01.2012 в 19:28

@темы: спам

02:09 

97

счастливая
Здесь - вдруг ни с того ни с сего - снег падает хлопьями, огромными, как мякоть, куски, вырванные из булки, чтоб покрошить голубям; это перина госпожи Метелицы - она была одной из моих любимых сказок. Я сначала смотрю на него через стекло, я давно не видела такого снега, а потом открываю окно и на кухню мягко крадется холодный воздух, а я протягиваю руку вперед и пытаюсь поймать снег - он уворачивается, ветер все время уносит его, и на ладонь мне не попадает ни одной снежинки.
Untitled



Здесь раньше что-то было между людьми, было, не давало о себе забыть и не таяло, а сегодня - пришел апрель, весна, а мы и не заметили, и в апреле все растаяло - капель! - и от этого я чувствую разочарование и светлую легкость одновременно.

03:21 

совости

счастливая
Теперь у меня все-таки будет совиный пост, периодически пополняющийся и обновляющийся)

Новые совки от 29-3-2012


Вообще я купила эту майку Дэмчику, но, конечно, все время ходила в ней сама.


Маришкин подарок - это калининградская сова из балтийского янтаря - мечта!


А это еще одна наша общая с Дэмом сова, она - знак мира :)


Волшебная любимая пижамка с совиным рисунком - подарок Андрея.


Кассетная сова слева - подарок Сережи И., космическая сова справа - афиша какой-то вечеринки, она у меня уже сто лет, еще со времен, когда я жила в Петах-Тикве.


Совы-магниты: из Ибицы от Дани и из Барселоны, которую, кстати, тоже привезли не мне, а Дэму, но, конечно, она тоже в нашей совосемье :)

Осоветь еще
запись создана: 19.08.2011 в 22:34

@темы: совости

02:14 

день 96

счастливая
В моем мире нет границ. Города и страны, климатические пояса, все смешивается, взбалтывается, сливается, размывается, перетекает из одного в другое и несет неконтролируемым потоком вместе с собой; тут человек движется сквозь время и пространство, смешивается с воздухом, меняет цвет; здесь все непостоянно, движется и изменяется. В один день я еще здесь, в одном мире, мы гуляем по парку, мне нравятся узловатые деревья, больше всего на свете хочется взобраться повыше, цепляясь за ветки, я вспоминаю, как в детстве падала с дерева в заросли крапивы; в траве прячутся васильки, они цветы-стрелочки, указывают вперед, а впереди - васильковое море, его видно издали сквозь деревья: они словно вырезаны из тонкой бумаги, трепещат на ветру - такие картины с тонкими ажурными узорами когда-то привозила мама из Китая.
Потом волшебное kobe beef в аргентинском ресторане, и единственная лампа, которая не горит, естественно, у нашего столика, и чья-то кружка в горох, оставленная во дворе, круглое зеркало и холодный закат.
И вдруг - небо, и подо мной снова бисерная паутинка городских огней; момент, когда самолет начинает разгоняться - самый волшебный. Сон стирает границы окончательно, и вдруг становится холодно и непривычно, Минск затянут в пуховый платок, люди не смотрят друг другу в глаза и не улыбаются, и от холодного ветра в лицо мне тоже хочется спрятаться в шарф.

У меня акклиматизация)


@темы: yom yom

14:31 

день 95

счастливая
Последний раз я видела снег в феврале 2010-го, тогда я улетала в Израиль и уже перед самолетом распрощалась со своими зимними сапогами и дубленкой. И здесь в Израиле это казалось абсолютно нереальным. Оно и правда было нереальным, когда мы садились в машину - была еще весна, небо было затянуто темно-серыми тучами, но сквозь них пробивалось солнце, и все вокруг было ярким, мокрым акварельным, сияло и искрилось; вокруг дороги все цветет розовым, белым, нежно-зеленым, все присыпано солнечной пудрой, колышется и расцветает среди изумрудной зелени и почти драгоценных камней; я срываю у дороги анемоны и зеленые колоски и превращаюсь в картину Моне.



Потом мы движемся назад во времени. Возвращаемся в раннюю весну, когда все сырое, снег только-только сходит и у дороги лежат его островки, здесь они какие-то нереальные, непривычные.
А впереди уже виднеется зима. После очередного поворота вдруг появляются огромные заснеженные горы, они абсолютно белые, шерстяные, а верхушки их утопают в шапках из облаков - мне не терпится выйти на улицу и потрогать снег - это похоже на какую-то другую реальность.
Снег не мягкий, а как в конце зимы - мокрый, колючий, ледяной. Хочется носиться кругами, проваливаться в снег и бесконечно брать его в руки, но еще больше хочется наверх - высота 2100 м прячется в облаке, подняться на фуникулере - как отправиться в ничто. Когда я читала "Бесконечную книгу" Энде, я именно таким представляла ничто, только в моем представлении в нем невозможно было почувствовать ни жар, ни холод, в нем вообще невозможно было почувствовать, ты просто растворялся в нем, а здесь было адски холодно!



На самой верхушке, казалось, не было ничего прекрасней стаканчика какао и обогревателя, а на обратной дороге все встречные ветра обрушились на нас, все микроградинки, созданные из тумана и поднявшиеся с земли, напали на путников, которые как будто утонули в гигантском стакане с молоком, в который кто-то огромный насыпал ложку сахара и перемешал, и эту крошки сахара, поднявшиеся с ветром в бурю окружили и заставили прятаться в шарф, в рукава.

А на обратной дороге в Хайфу - еще шаг назад, осень. Льет дождь, размывает акварельные верхушки серо-зеленых гор, они нарисованы "по мокрому" и растекаются по небу-холсту.

Вижу радугу. Две. Даже три. Какой же хороший день!

@темы: yom yom, pics

05:53 

день 94

счастливая
Я дома. И нет места лучше дома.
За окном утихает ветер, это значит - весна здесь. По утрам у нас всегда солнце, и даже если потом небо затянуто тучами и моросит дождь, но в 6 утра в мое окно всегда светит солнце. По вечерам, когда уже темно, я люблю что-нибудь готовить и заходить на кухню не включая свет - от газовой плиты отражается синий свет, он немного похож на инопланетный и, прежде чем включить свет и перемешать какие-нибудь макароны, мне нравится смотреть на это свечение. В почтовом ящике ворох посткроссинговых открыток. На открытке из Финляндии потрясающая марка - с северным сиянием и необычной типографикой.
Вселенная меня слышит. Я запрашиваю адреса для открыток и думаю про себя: "Хорошо бы отправить в Австралию" - 53-летний австралиец выпадает пятым из пяти. Дэмчик приносит пакет анисовых карамелек, о которых я мечтала утром. Монетка падает решкой вверх. Мне страшно, и если получится, то все очень изменится.

Моя мысль - следовать мечте.

Моя музыка:



Это я.

@темы: yom yom

18:26 

interesthings 4

счастливая
Ну все. Темновато уже на сегодня для рисования.

Спойлер

@темы: interesthings, inspiration

05:44 

день 93

счастливая
У меня очки с синими стеклами - получается фокус. Я снимаю их, и оказывается, что песок желтый, умытая охра, ветром намело тонкий слой песчинок вместе с сухой морской солью - будто иней; море - бирюзовое у берега и сине-фиолетовое у горизонта, а небо - цвета пера чайки, и сама чайка теряется в нем.
А сквозь стекла все сливается в синий холодный туман, и сквозь него я только слышу, как море шуршит тихо, по-февральски, неслышно подкрадывается к ногам, и сегодня оно только мое; я могу написать целую книгу о море, о том как оно шепчет и движется, о мелких соленых каплях в воздухе и о ритме движения; о том, как волна приближается к берегу и перед тем как разбиться - она словно застывший кристалл аквамарина, и о том, что лодка плывет совсем близко к берегу, маленькая рабочая лодка цветом точно как мое платье - темно-синяя (Navy).

@темы: yom yom

18:58 

ночь 92

счастливая
Не успела я написать о моей любви к газетам, как у меня появилась возможность тоже разок побыть почтовой совой, и со всей своей любовью к неизведанному, конечно, я ее не упустила. Три часа утра - мы уже на улице, курьеры привозят газеты стопками, раскладывают на площади. Сегодня пятница, а значит будет что почитать - шабатний выпуск огромный, со всеми его вкладками, приложениями, идеями на ту би-шват, красивыми цветными интерьерами, отчетами о новых дорожных камерах и статьей про Лану дель Рей, ну непременно же. Я собираю их всех в одчьюну плотненькую стопку и разбрасываю по пакетам - и псле этого многократного листания руки все в типографской краске.
А ночью везде тихо и необычно. Некоторые подписчики просят прятать газеты в ящик с электрощитком. Во всех подъездах пахнет лавандой, висят колокольчики, фотографии Илана Рамона и каких-то красивых израильских и не только видов, стоят вазы, подсвечники, цветы. И я - почтовая сова.
У-у-у.

@темы: yom yom

02:52 

утро 91

счастливая
6 часов утра, еще темно и холодно, на мне два слоя всякой вязаной одежки, я иду на поезд. На станции ждем, прячемся от ветра в подземном переходе, все пассажиры - сбившиеся стайкой городские голуби. И все читают утренние газеты - я просто обожаю эту бумагу, это шуршание листов, когда переворачивают страницу, обожаю разносчиков в красной форме и непременно красных кепках - утренние дятлы стучат нам в двери: "Новое утро!". Эти осязаемые новости, их можно прочесть и потрогать, понюхать и услышать, они переходят из рук в руки и оставляют запах типографской краски.
И за окном снова начался дождь, я слышу его сквозь музыку в наушниках, а на втором этаже поезда уютно и тепло. Радио у меня как обычно работает только до Биньямины - непонятно почему, - поэтому я достаю книжку. А за окном уже светает.

@темы: yom yom

20:37 

день 90

счастливая
Январь, особенно его вторая половина, - самое холодное время. Сплю под тремя одеялами и использую кота в качестве грелки или муфты; все время хочется пить чай или горячее молоко и закутываться в два свитера. На столе две шоколадки: с мятой и апельсином, и я разворачиваю фольгу на мятной - она какая-то более зимняя. Посылки приходят мне в конвертах, уплотненных мягким белым материалом, и я вырезаю из него снежинки.

А сегодня - совсем умопомрачение, и небо посылает нам настоящую зиму, такую, что грохочет по окнам, и я мгновенно выбираюсь из-под одеял, натягиваю свитер прямо на пижаму и вылетаю на улицу, пока зима не растаяла, чтоб ее увидеть, потрогать и запомнить до следующего погодного катаклизма - это же почти снег!








@темы: yom yom, pics

01:06 

день 89

счастливая
А я все ношусь по дождем, и как всегда одета не по погоде - у меня шерстяное платье, в нем тепло, но сыро. И я быстрым шагом иду от остановки, а меня обгоняет дядечка на велосипеде, он весь спрятался под ярким желтым дождевиком, а в корзине на багажнике у него сельдерей - такая яркая связка, растопыривший листья взлохмаченный пучок, желтое и зеленое - такой неожиданный всплеск весенней энергии среди сизой паутины дождя, даже сощуриться хочется как от яркого солнца. И странно, он вместе с велосипедом пытается влезть в ту же дыру в заборе, что и я. А я бы на его месте объехала вокруг и вернулась домой похожей на лютик, таким, какой он бывает утром после дождя (а почему куриная слепота?).
А в книжном магазине распродажи, я возвращаюсь гордая, и у меня подмышкой прекрасная книга про освоение космоса (как же я люблю такие интерактивные!), и на очереди потрясающие арт-альбомы.







Мы пришли с миром, определенно.

@темы: yom yom, pics, books

00:25 

день 88

счастливая
На Хермоне выпало 20 сантиметров снега, бушует снежная буря и температура опустилась до -1 ! (извините), и на камерах видны только серые непонятные пятна и снегоочистительные машины. Курорт закрыли, зато потом наверняка можно будет проваливаться в снегу и кататься с горки.
А у нас второй день идут дожди. Я еду домой, выхожу из поезда и попадаю под оглушительный ливень. В автобусе спешно переодеваюсь - аккуратно складываю пиджак и натягиваю теплый шерстяной свитер, подбородок прячу в шарф. От автобусной остановки до подъезда - 7 минут. Я успеваю промокнуть насквозь, волосы липнут и кудрявятся, ручейки с макушки стекают под волосы - холодно - и со лба - и теперь дождь капает у меня с кончика носа. И конечно по законам жанра мимо проезжает машина и окатывает мне всю спину водой из-под шин, и после второй такой я уже прекращаю прыгать по тротуару и смиряюсь с судьбой.
А дома я отогреваюсь черным чаем с корицей, гвоздикой и звездочками аниса, он душистый и зимний.

Зима разгулялась :)

23:22 

день 87

счастливая
Иногда прекрасно быть безработной. Вот уже почти две недели у меня есть полно времени, и пропали синяки под глазами.
Мир открыт для новых свершений и для глупостей, конечно. Можно, выходя из поезда, развернуться к морю, а не от него, и смотреть розовый закат и раскаленный уголек солнца; можно вязать уютные одежки для чашек и свитер для себя волшебного изумрудного цвета.
Хайфа преображается - я снова ее рассматриваю.
Мы ходим на море, у меня новая камера - подарок Ильи, - я снимаю волны и привыкаю видеть движение. По берегу идет дядечка с таксой на поводке, они гуляют, я снимаю их удаляющиеся силуэты на фоне утреннего солнца. Через несколько минут мы их догоним: окажется, что дядечка - художник, и он попросит снять и отправить ему вид на море с определенной точки, чтоб потом нарисовать его - он так смотрел, словно море ему что-то очень напоминает, что-то из ушедшего.


Мы идем в רק בשר - "Только мясо", ресторан, чтоб я научилась есть правильное rare мясо, и после этого я злюсь, потому что грежу этими двумя кусочками целую неделю.
А когда я сжигаю дома целую кастрюлю риса - мы заказывает домой ужасную острую пиццу, расстилаем спальник посреди салона и представляем, будто мы на пикнике.

А потом я в центре, мы смотрим глупые фильмы про то, как американские шпионы взрывают кремль, и едим суши, мы покупаем мне чудную пижаму с совами и почти армейские ботинки, а потом сами вставляем в них клепки, чтоб они казались более "живыми".
Мы гуляем по Яффо, по блошиному рынку, по закоулкам старых районов, рассматриваем доски объявлений и ищем себе квартиру поближе к морю.

А на веб-камерах на Хермоне видно, что уже совсем много снега и, кажется, совсем скоро мы будем играть в снежки, и мой свитер мне всенепременно пригодится, если я конечно успею закончить его к тому времени.

13:51 

день 86

счастливая
В Хайфе, когда иду по улице Антке домой, каждый раз вижу что-то вроде огромного кипариса или можжевельника. Он растет чуть ниже дороги, как раз на уровне глаз, а с ним переплетается удивительно красивое растение с разноцветными листьями - белыми, оранжевыми, темно-розовыми. Это ужасно похоже на новогоднюю елку, и вместе с холодным ветром и зимним солнцем получается новогоднее настроение.
А в саму новогоднюю ночь мы с Андреем отчаянно сражаемся с обыденностью и никому ни слова не сказав сбегаем от скучных гостей и от тазиков невкусного оливье прямо к морю. Мы в Кейсарии - в чудном месте, где на пляже у самой воды растянулся старинный акведук. У моря сильный ветер, мы прячемся под одной из арок моста. Я надеваю барашковый свитер и заматываю на шее теплый плед-шарф - вся похожа на медвежонка. Свет дают два факела в песке, тепло - тлеющие угли. Мы сидим у самой древней стены, где так приятно проводить рукой по ее пористым желтым камням, выкуриваем по новогодней сигаре и смотрим на море - сегодня оно неспокойное, ночью видны только гроздья пены из темных чернил и слышно "шшшш", а вдали где-то стоит баржа на якоре, она так светится огнями, что кажется будто пожар.
До начала нового года - минута, мы открываем розовое шампанское, пробка с выстрелом улетает куда-то в море, по радио слышны гудки - знак начала нового часа и нового года, и мы загадываем, чтоб следующий год был такой же, как и его первая ночь - שנה אזרחית חדשה טובה - счастливого гражданского нового года!

Первое утро - золотое. Солнце только-только показывается, окрашивает облака в розовый и желтый цвет, бросает золотые блики на воду, вычерчивает светлые лучи в небе. Над водой носятся чайки - маленькие и белые они похожи на кусочки морской пены, вырванные ветром и подброшенные в воздух. Теперь светло и мы можем подняться на акведук и, пока ветер нас не сдует, всматриваться вдаль, в горизонт, в море.

Счастливого начала! И не теряйте умение удивляться :smiletxt:


@темы: pics

04:00 

день 85

счастливая
Выходной - это всегда как маленький праздник. Я ждала его целую неделю, и когда заканчивается рабочий день (удивительно бездельный и приятный в этот раз), выдыхаю: выходной. Я в Петах-Тикве. Засыпая, мечтаю: завтра просплю весь день. Но в 9 утра меня будят голоса: конечно шумные Леша с Костей. Выхожу на кухню, ворчу: все те же лица, но в этот раз совсем не злюсь - выспалась. Мое утро начинается с молочного коктейля (порция молока, два яйца, взбитые с сахаром, палочка корицы, гвоздика, бадьян, медовый ликер, все подогрето и взбито) и Вивальди - я ищу идеальные сочетания. Такие как это молоко и скрипка, или такое как Кортасар и бессонница. Я читаю его "Rayuela" - "Игру в классики", и мне хочется, чтоб книга никогда не заканчивалась. Сначала Париж, бесконечный дождь и запах сырости, тесные комнаты, свечи и джаз, потом - Аргентина, невыносимая жара (как у нас летом?), белье, перетянутое между двумя домами через улицу, плетеные стулья, мате и "кладбище слов". Я читаю ее не слыша ничего вокруг, проваливаюсь, топчусь рядом с ними на безопасном расстоянии, подсматривая, погружаюсь, я могу идти по улице, зачитываясь, листая страницы на телефоне, и врезаться во встречных прохожих или скамейки - хотя чаще в прохожих: я достаточно хорошо знаю дорогу домой, чтоб научиться нутром чувствовать все встречные препятствия.
Днем Леша кормит меня супом - я выбираюсь с пиалой на улицу и сворачиваюсь клубочком на диване прямо на солнце - дом насквозь продрог и только здесь я снимаю шарф и рубашку: жарко, расслабляет.
А мятный кальян навевает грусть - он невероятной вкусный, легкий, воздушный, прохладный, запоняет легкие и голову прохладной грустью, впускает мысли - бледно-зеленые, густые, но свежие.

И вечер близится, и завтра на работу, и дома мы зажигаем три свечи - третий день Хануки.

@темы: books, yom yom

23:31 

день 84

счастливая
А у нас Ханука! Настроение - невероятно праздничное. По дороге к Андрею захожу в Азриэли - торговый центр переполнен. Людей невероятно много, все спешат, суетятся, праздничная толкучка. У самого входа стоит очередь к билетному автомату на поезд, по проходам снуют дети и их родители, увешанные сумками с ханукальными подарками. Детишки подлетают к каждой яркой витрине, рассматривают, широко распахивая глазки, перебирают лапками кто мягкие игрушки, кто самые технологичные девайсы. Воздух гудит - и я мгновенно забываю, как меня клонило в сон в поезде. Внизу представление для детей - ведущие в костюмах оленеводов зазывают детей и их родителей - через пять минут зажигаем вторую ханукальную свечу! Оформленно по-новогоднему - ведь нам, избалованным солнцем, тоже хочется снега, и здесь его хоть отбавляй: пушистые блестящие снежинки на окнах, шатер, украшенный еловыми ветками и фигурками оленей, рядом - искусственный лед и искусственные полыньи для ловли рыбы, а еще левее ведущая дарит детям маленьких снеговичков на палочке. В какой-то момент включается машина, пускающая в воздух искусственный снег - эти крохи наверное еще ни разу не видели настоящего снега, они еще такие маленькие. А по радио говорят - на Хермоне идет снег. Настоящий. И я снова мечтаю увидеть его именно здесь, и увидеть тот самый кактус, покрытый снегом. А пока я покупаю в страшной толкучке суфганийот - ханукальные пончики - с фисташками, халвой, кадаиф и классические с клубничным вареньем - и везу их ребятам на съедение.
Счастливой Хануки! )

23:41 

день 83

счастливая
Мы едем на север. Рельеф и высоты вокруг изменились и виды вокруг абсолютно танахические - библейские: горы, камни, редкие низкие деревья, небо низкое и серое. Дорога идет то вверх, то вниз, мы только что поднялись на гору и теперь перед нами открывается вид на всю долину, впереди - горы, все дальше и выше, прячутся в дымке, серо-зеленые, мшистые. Внизу - перед нами рассыпались разноцветные домики какой-то арабской деревни - розовые, желтые, зеленые, похоже, будто мы смотрим на нарисованный город, вырезанный из бумаги и составленный в пластическую конструкцию, как в детских книжках, где ты открываешь разворот - и перед тобой вырастает целый мир, который прятался между страниц, пока книга была закрыта, и вдруг явился перед тобой, открыл ворота, доступные лишь для избранных. И мы ныряем в этот нарисованный город, проскальзывая сквозь его страницы. На выезде - начинаются поля, справа пасутся коровы, слева - лошади. Они все теплых шоколадных цветов - бронзовые, ржавые, медные оттенки. Дорога петляет и приводит нас в маленькое поселение - Амирим. Нас ждет наш домик - весь построен из дерева, теплый и уютный. Здесь раньше становится холодно и он прячет нас и согревает до утра.

А утром - солнце заглядывает в наши окна, прорывается сквозь жалюзи, заставляет распахнуть окна и выйти на балкон с вином и фруктовым салатом. Деревянный пол нагрелся - можно идти босиком. К нам на балкон приходят гости - все окрестные коты. Они ласковые, бродят по домику в поисках еды, потом устраиваются на балконе, подставляя бока солнцу.

А мы едем дальше. На лобовое стелко упала веточка с сухими листьями - это так по-осеннему, и она будет напоминать мне об осени и холодном ветре, пока ее не сдует на резком повороте.
Теперь мы останавливаемся у горной речки - это Снир, я уже третий раз в этом месте, кажется. И здесь снова осень - в воде плавают золотые листья, а в воздухе - паутинки.
После остановки - только вперед, все выше и северней: мы едем на Хермон. Дорога становится все более извилистой, перед нами снова горы, теперь они глотают нас. За окном вдруг - зима, воздух холодный, изо рта идет пар, и щиплет в носу. Снега по-прежнему нет, но снегоходы выстроились у въезда и строители тестируют фуникулер. Я пока еще совершенно не представляю снег в этом месте, но очень хочу увидеть. Пока я меняю тельняжку на теплый свитер и мы поднимаемся вверх, карабкаемся по склонам, топчем дорожки, рассматриваем мох и необычные камни. И прямо перед нами заходит солнце. Мы поспешим спуститься, чтоб не ехать по серпантину в полной темноте, и уже потом, когда стемнеет, снизу, с дороги, огоньки этих поселений на горном хребте будут казаться гирляндой, натянутой вдоль улицы.









@темы: yom yom, pics

чтоб не забыть

главная